Калининградский аграрий


ФГБУ Спеццентручет в АПК

Хостинг "ТаймВэб"

Главная / Последний выпуск / Архив / 2009 год / №4 (200) от 28 февраля

Свистнет ли рак на горе?

Рубрика: Медицина
Автор: Виктор ИЛЛАРИОНОВ.



«Уважаемая редакция! Мне недавно сделали операцию в онкодиспансере. Благодаря врачам я жива, за что всем низко кланяюсь. Среди больных и медперсонала распространился слух, что онкодиспансер будет ликвидирован? Кому это нужно, и кто тогда будет лечить больных? С уважением, жительница Озерского района Евгения Т.».

Кто-то подумает, что это не сельская тема, но на селе тоже живут люди, которым иногда выпадает счастье полечиться в областных клиниках.

Дыма без огня не бывает

Официального распоряжения о закрытии диспансера нет, но кое-что удалось обнаружить. Пробный камень запустили два человека - члены общественной палаты - Игорь Вайсбейн (он же заместитель главного врача областной клинической больницы) и Лидия Чашина - руководитель женской противораковой организации «Вита», специализирующейся на общественной работе с больными, перенесшими рак молочных желез. Они от имени общественности обратились в областную думу с «Положением по совершенствованию онкологической помощи населению Калининградской области». Формулировка хорошая, только просьба шита белыми нитками. Суть обращения не в том, чтобы изменить действующую систему оказания медицинской помощи онкологическим больным. Замысел в том, чтобы, ликвидировав областной диспансер, перевести хирургических больных в отделения областной больницы без развертывания онкологических коек.

В областном министерстве здравоохранения хорошо знают о состоянии дел в онкологии, но говорят так, как выгодно в той или иной ситуации. Выступая в думе, министр Елена Клюйкова, умело манипулируя цифрами, замалчивая очевидные недостатки, выдает желаемое за действительное. По информации с мест, число выявленных онкологических больных с каждым годом уменьшается. Поэтому министр считает, что успехи налицо. Но в министерстве должно быть известно, что в большинстве больниц отсутствуют врачи-онкологи, сестры смотровых кабинетов. Ушли в небытие всеобщая диспансеризация, фельдшерские пункты на предприятиях, наблюдение больных участковыми терапевтами и педиатрами.

Естественно, при таком положении онкологические заболевания на ранней стадии не выявляются, у главных врачей муниципальных больниц нет онкологической настороженности. А раз нет больных, то и отчетность убаюкивающая, позволяющая докладывать во все инстанции о своей положительной работе. Если и выявляется онкологический больной, то при отсутствии в райцентре врача-специалиста лечение такого больного нередко приводит к тяжелым последствиям.

В областном диспансере рассказывают такую историю: больной длительное время ходил к районному врачу, жаловался на одышку, боль в горле, высокую температуру. Врач выписывал ему микстуру, но ни разу не послушал, не осмотрел лимфатические узлы. По совету соседей больной лечился народными средствами. Ему становилось все хуже, тогда больной был направлен на консультацию в онкодиспансер, где у него обнаружили рак легкого. Непрофессионализм врача, его халатность привели к запущенности болезни.

При такой ситуации в областной онкологический диспансер приходит около 30 процентов больных, лечить которых уже поздно. При подушевом финансировании муниципальные больницы не спешат отправлять больных на лечение в Калининград. За больными идут деньги, которые никому терять не хочется.

К сожалению, люди не знают своих прав, а врачи сказать о них не торопятся. В законе о медицине прописано, что больной имеет право знать все о своем заболевании, каждый день получать выписку из истории болезни, лечиться у того врача и в той больнице, где хочет, а главный врач, отказывающий ему в выдаче направления, нарушает его конституционное право. Но жаловаться на произвол медицинских работников можно только в суд.

Приказ Минздрава РФ не в счет?

Онкологический диспансер размещается в старом немецком здании, отнесенном к памятникам архитектуры. Раньше не смотрели на его переполненность. Главным было оказать медицинскую помощь всем нуждающимся. Диспансер оказывает хирургическую помощь при заболеваниях кожи, молочной железы, желудка, кишечника, гинекологических органов. Лучевая терапия оказывается больным всех локализаций. С ростом числа заболеваний онкобольных стали лечить в других больницах.

Пациенты с заболеванием органов дыхания, зрения, слуха, пищевода, центральной нервной системы получают хирургическую помощь в областной клинической больнице. В ней так же оперируются кожа, молочные железы, желудок, отделы кишечника. Химиотерапевтическую помощь всем больным оказывает больница №6 г. Калининграда, больница скорой помощи специализируется на урологических больных.

Диспансеру в этом здании тесно, в нем негде разместить новую лечебную и диагностическую аппаратуру, расширить объем лечебных услуг. Перепланировать здание нельзя, а построить рядом новое помещение негде. Каждый губернатор обещает построить новое здание или перевести диспансер в другое место. Сначала выбрали медсанчасть №1, но переезд не состоялся. Причина смехотворная: нет хорошей подъездной дороги. Потом предложили занять освобождающиеся помещения туберкулезного диспансера на Каштановой аллее, спустя некоторое время решили строить новый комплекс рядом с кардиологическим центром.

Когда договаривающиеся стороны ударили по рукам, возникла новая идея: диспансеру забыть о самостоятельности, выстроить хирургический комплекс на территории областной клинической больницы. Эти намерения вызывают у специалистов недоумение.

«Существует приказ Минздрава РФ, в котором сказано, что онкологические больные лечатся в специализированных диспансерах. - говорит заслуженный врач, хирург-онколог высшей категории, заведующий отделением Вельвиль Мирочник, проработавший около 20 лет главным онкологом области. - Учитывая особенности регионов, где онкологические центры по своим возможностям не могут принять на лечение всех больных, приказ разрешает по согласованию с диспансером размещать больных в специализированных отделениях других клиник, не ликвидируя существующие онкоцентры. Имеющееся хирургическое отделение в областной больнице вполне достаточно для лечения больных. Зачем еще одно здание?

Сегодня в областной больнице нет специализированного онкологического отделения, как нет хирургов-онкологов. Операции делают хирурги общей практики. Больные лежат в общих палатах. Чтобы лечить онкологических больных сначала надо возвести радиологический блок, а места нет. Если радиологического блока не будет, то новый хирургический корпус лишь улучшит положение больных областной больницы».

Зачем предпринимается ускоренная попытка строительства хирургического блока на территории областной больницы? Разговоров много, мнений еще больше. Некоторые из собеседников убеждены, что в этом лично заинтересована министр Елена Клюйкова: министерству надо срочно освоить оставшиеся с прошлого года финансовые средства. Как только будет принято окончательное решение о строительстве, она проведет тендер на поставку оборудования. А что оборудование пролежит неиспользуемым несколько лет, успев морально состариться, - дело второстепенное.

Лучше не станет ни больным, ни врачам

Почему областная больница борется за передачу ей онкобольных и ликвидацию самостоятельности онкодиспансера? С прошлого года область перешла на одноканальный подушевой принцип финансирования. Деньги выделяются напрямую больницам. Главные врачи муниципальных учреждений перестали зависеть от областной больницы. И если они не направляют больных в Калининград, то областная больница, не имея в достаточном количестве пациентов, не имеет достаточно средств на свое существование. А отсюда нередки случаи, когда вместо одного специалиста пациента осматривают даже те, кто к его заболеванию не имеет никакого отношения.

На совещании главных врачей больниц области один из руководителей привел такой пример. В прошлом году они на консультацию к терапевту направили в областную больницу пациента. Терапевт, осмотрев его, предложил показаться хирургу, тот переправил его к лору, от него к невропатологу, затем к кардиологу. Больной не мог нарадоваться вниманию врачей и полному осмотру. Когда главный врач райбольницы получил счет - он остолбенел. Денежная сумма выросла в несколько раз.

Перспективу существования областная клиническая больница видит в переводе больных из онкодиспансера под свое крыло. И деньги поступят приличные, и койкоместа сохранятся. Заполучив онкобольных, областная больница поправит свое финансовое положение, сохранит кадры и статус клинического лечебного учреждения. Еще одна причина. С 1 апреля в муниципальных лечебных учреждениях должно прекратиться взимание денег с больных за медицинское обслуживание. Тогда больница лишится многих миллионов ранее «узаконенных» сборов и сядет на голодный паек.

По мнению специалистов, перевод онкобольных в областную больницу проблему лечения не решит. Мало сделать операцию, надо еще провести послеоперационное лечение, в частности лучевую и химиотерапию, а их в областной больнице не делают. Перевод отделения химиотерапии в областную больницу ухудшит ее финансовое положение, так как стоимость койкодня в этом отделении ниже, чем в обычной хирургии.Лучевая терапия вообще никакой прибыли не приносит.

Ужимать расходы на онкобольных - преступно

«Проводимое объединение может привести к полному разрушению онкологической службы, - считает Вельвиль Мирочник. - Лучше не станет ни больным, ни врачам. У наших врачей, долго работающих в диспансере, свой собственный взгляд на больного. Они думают о том, как его спасти, и меньше всего о сложности операции. У общих хирургов есть желание сделать операцию красиво, но не всегда красивое является радикальным.

Областные врачи не смогут оказывать квалифицированную онкологическую помощь. В результате чего значительная часть больных перестанет лечиться. Сегодня на учете в диспансере почти 19 тысяч больных, ежегодно на учет ставится около трех тысяч человек. У нас судьбу больного решает консилиум врачей, состоящий из хирурга, радиолога и химиотерапевта. По заключению консилиума проводится комплексное лечение, в чем к нам претензий нет.

Стремление Минздрава ужать расходы на онкологических больных не должно распространяться. Мы и так за последнее время сократили число коек с 200 до 90.Сегодня установились длинные очереди на лечение. В зависимости от тяжести заболевания и метода лечения они достигают двух месяцев. Хотя, исходя из практики, прооперированного больного надо подвергнуть лучевой терапии в течение месяца, иначе операция пойдет насмарку. Отдаленные результаты лечения больных у нас хорошие. Они составляют около 60 процентов. И кто бы чтобы о нас не говорил, я убежден в том, что для онкологии важны не только и не столько новые технологии, сколько опытные профессиональные кадры, ведущие постоянные наблюдения за больными. Какие бы врачи не взялись за их лечение в других местах, до нашего опыта им будет далеко. Перевод в областную больницу онкологических больных и ликвидация областного диспансера с моей точки зрения не правильны».

Отвечая на запрос из областной думы, главный врач областного онкологического диспансера Долатгерий Дадьянов пишет: «Перевод из ООД коек в КОКБ и организация радиологического и химиотерапевтического отделений , в здании действующего онкодиспансера, помимо централизации хирургических больных в КОКБ и использовании существующей аппаратуры для диагностики, что делается и в настоящее время, может привести к отрицательным результатам.

Это сохранение децентрализации онкологической помощи приведет к еще большей недостаточности количества радиологических и химиотерапевтических коек, недостаточной пропускной способности существующей палаты внутриполостных укладок».

Свое мнение у Владимира Бакалина, председателя комитета Калининградской областной думы по социальной политике, здравоохранению, образованию, культуре и спорту: «Я считаю, что с этим вопросом надо тщательно разобраться. Я разослал запросы во многие инстанции. Получив их мнение, изучим положение и тогда придем к решению: давать ход этой инициативе или не давать. Пока я лично не вижу необходимости проводить реорганизацию онкологической службы в области».

А что будет почти с сотней сотрудников онкодиспансера - никому не известно. По крайне мере руководство диспаснера ничего вразумительного сказать не смогло. Скорее всего их сократят, и опытные специалисты встанут в длинную очередь за пособием по безработице. В то время как очереди онкобольных на лечение только увеличатся.

Вывод специалистов-онкологов и пациентов однозначен: «Областная больница, как все больницы общей сети, должна выявлять онкобольных на ранних стадиях заболевания, а лечить их - прямая обязанность онкодиспансера».


Возврат к списку статей
ГлавнаяКонтактыПодписка
Учредитель - Министерство
сельского хозяйства и рыболовства
Калининградской области
Наш юр. адрес: 236000, Калининград, Советский пр., 13, каб. 80-82.
Факт. адрес: 236000, Калининград, ул. Чайковского, д. 2, 2-й этаж, каб. 12.
Тел./факс (4012) 99-13-61, 99-22-39.
E-mail: agro-gazeta@mail.ru